В то лето, когда Саше было шесть, мы с АС раздумывали, делать ли из неё Филипка или дать ребёнку ещё годик понаслаждаться детством. Пожалели -- порешили обождать. Дитя настроилось. Но в то время мы были даже ещё более придурочные. Поэтому, когда 14 сентября провожали Пашу в третий класс (в нашей тогдашней школе школе порядки были старостильно-церковно-приходские) и увидели, каких малявок родители не жалеют и не смущаясь малым ростом выпихиивают в большой мир, внезапно передумали. В частном учреждении деньги решают всё. На следующий день девочка уже училась. С нынешней колокольни других слов, кроме неприличных, в свой адрес и не придумаю, а тогда ничё -- прокатило. Таким образом, гладиолусно-бантичного праздника у Александры не было. И вообще, школу она невзлюбила. Признаться, вся школьная жизнь у Саши была чрезвычайно хаотичная. За последние одинадцать лет семь школ имели счастье учить нашу умницу (четыре -- на Родине, три -- в изгнании). От души родители поэкспериментировали, чё. Даже неловко перед ребёнком как-то. Тем не менее, каким-то чудовищным усилием воли преодолев родительское слабоумие и отвагу, Александра таки умудрилась удачно закончить эту эпопею. Правда, полноценного праздника опять не получилось. На шашлычной вечеринке по своему поводу, Саша чокалась дозой нурофена (у нас тут локальная гриппозная эпидемия). Ну а остальные с удовольствием выпили за её долгожданную свободу.