Образование

Так удачно сложилось, что размеры нашей ячейки общества позволяют одновременно испытывать на себе все тяготы и удовольствия всех возможных ступеней образования в Австралии. АртёмСергеич учится в университете в магистратуре (Masters), Павел Артёмович – тоже в университете (правда, в другом, в ANU) на бакалавриате, Александра – в колледже (College, в Столичной Територии так называют два последних класса школы), Мария – в старшей школе (High School), Таисия – в средней (Middle School), Аксинья – в начальной (Primary school), а я – в Canberra Institute of Technology (профессиональное образование, уровень Vocational) и немножко понимаю в устройстве детских садов Австралии (child care). Ну, где вы ещё найдёте такое разнообразие? А поскольку вся наша жизнь крутится вокруг обучения себя и отпрысков, тема образования в Австралии одна из самых часто тут обсуждаемых. Как и чему учат, сколько это стоит (денег и нервов), как поступить в университет, как выучить английский и всё такое прочее. Сюда же волюнтаристски запихнула рассказы про Пашино кадетство (Air Force Cadets).

На дне

За фасадом толерантности и мультикультурализма, как и предполагалось, ещё много чего спрятано. Было бы даже смешно, если б не было немножко неприятно. Остаётся надеяться, что кусочек жизни социального дна, предложенный для обсуждения вопросов child protection, лишь плод воображения отдельно взятого составителя ассесментов по child care, а не отражение общественных взглядов.

Мечтаем вместе

Как это водится у родителей, сначала этот пищащий кулёк плохо отделяется от материнской груди. Чуть позже, с ростом жизнеспособности, от материнской руки или подола. Приходит час, когда даже самые любвеобильные мамаши/папаши перестают хотя бы на словах отождествлять себя с деточкой и общее местоимение всё реже связывает предков и отпрысков в единое и неделимое "мы" из "мы пописали/покушали". Через некоторое время  увесистое "он" всё более горделиво и значительно слетает с родительских уст ("он учится на пятёрки" и "он занял первое место").
Однако, жить жизнью чада -- чистейшее удовольствие, и отказаться от этого невозможно, даже если мальчик давно бреется и возит даму в кино. Это всё равно, что жить заново. Кровь играет, глаза горят, руки чешутся. Мальчики мечтают о будущем: перебирают университеты, степени и курсы.
[Прошу прощения за отстойность картинки (если б я побежала за камерой, они бы смылись).]

Генетическая обусловленность?

Поразительно, как от одних и тех же родителей (я надеюсь), народились такие разные отпрыски.
Задание незамысловатое: попросила закончить фразу. Ответы характеризуют и демонстрируют.
Если бы в школе не было других людей (детей) кроме меня, то...

Маша: это было бы ужа-а-асно.

Саша: это было бы пре-вос-ходно!

Паша: мне было бы всё равно.

Тася: это было бы очень скучно...
а с другой стороны, Mr Judd-а бы никто не отвлекал
и мы бы с ним здорово поучились.

Разве можно от женщины требовать многого?

В дешёвом электрическом раю
Всю ночь ломаю руки
От ярости и муки
И людям что-то жалобно пою

Вертинский

Жуть как не хочется ничего сегодня делать. Однако, совсем уж бездельничать неловко. О, нашла шикарную отмазку: поведаю-ка я миру (фигасе, замахнулась!) о Сертификате IV in Spoken and Written English (мало ли кому пригодится). 

Еще...

Уметь читать

Как Аксинья выучилась читать -- не помню. Помню, что занимались, помню книжку, помню, что она упрямилась и даже кричала, что ненавидит Австралию со всем её дурацким языком и всеми этими мерзкими буквами (учитель из меня, видать, фиговый). Как так вышло, что этот маленький упрямый монстрик стал лучшим "читателем" в классе -- ума не приложу.

Еще...

Надкусив яблоко

В начальной школе, к которой приписаны наши младшие девочки, неожиданно обнаружились локальные последствия роста рождаемости в Австралии. Переполненность  1, 2, 5 и 7 классов вынудили директора начать эксперимент сомнительной, на мой взгляд, ценности. Излишки перво- и второклассников слили в дополнительный класс. Это положим, ещё туда сюда, никаких чрезмерных нововведений в этом случае не придумали. С пяти- и семиклашками обошлись жестче. Мало того, что аккурат посередине учебного года объединили детишек с довольно значительной разницей в возрасте , так ещё и перевели обучение в компьютерную форму. (Творчество не моё, одно из Тасиных школьных заданий.)

Еще...

Фильм, фильм, фильм

Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет.
А потом на крышах солнце, а на стенах - еще нет.
А потом в стене внезапно загорается окно.
Возникает звук рояля. Начинается кино.

Ю. Левитанский

Может, кто и мечтал сниматься в кино, я -- нет. Однако, сегодня довелось. Не то, чтоб роль была значительная, а всё ж таки -- весело. Тем более, даже всякие знаменитости не отказались бы сыграть в экранизации произведения самого Вильяма нашего Шекспира. По картинке вам вряд ли  удастся догадаться, что конкретно экранизировали ученики двенадцатого класса. Собственно, я и не уверена, что в этой стилизации под "Карты, деньги, два ствола" осталось хоть что-нибудь от Гамлета. Да и ладно, главное детишки наслаждаются классикой. Ну-ка, кто из вас читал Шекспира в подлиннике?

Еще...

Вечер трудного дня

Боясь не справиться с поставленной задачей, не решалась хвастаться в широком кругу. Дай, думаю, помолчу хоть до первого assessment-а. А то выгонят меня с позором, а я уже всем растрепала. Нынче же этот благословенный час настал. Первый, самый трудный шаг сделан. На первые пятьдесят головоломных вопросов даны правильные ответы. И теперь, переполненная радостью и удивлением, могу сама себе честно сказать: да ты ж, мать, студентка настоящая! Так, чем черт не шутит, глядишь, и выучишься на старости лет-то! Во дела!
Не-е, я знаю, люди и в университетах учатся, и не в одном даже. Но для меня это, врать не буду, высоты недосягаемые. Я и в детстве-то звёзд с неба не хватала, а с возрастом и домохозяйской участью последние мыслительные способности практически утратила (в утешение себе: житейская мудрость, накопившаяся за все эти годы, не даёт совсем уж пропасть). Тем, признаться, похвальнее выглядит в моих же глазах первая робкая победа. Может, года через полтора, будет мне греть сердце заветная корочка дипломированного воспитателя детского сада. Будет, на худой конец, что вложить в мои скрещёные на груди холодные руки под душераздирающие звуки шопеновского марша "В детском саду скоро будет Новый Год" (это, типа, чёрный юмор).
На моё счастье, заочная форма обучения предоставляет широкие возможности: не только сэкономить денежки, но и вгрызаться в знания в удобном темпе. Учитывая тот факт, что с языком у меня фигово, времени на прочтение и осмысление всяких полезных материалов мне надо чудовищно много. Первую 250-страничную книжку читала, придётся признаться, месяц. Утешает немножко тот факт, что дальше, по идее, должно пойти поживее. Как-никак, некоторые умные слова уже отпечатались в голове. Да и система мне, в принципе, интуитивно понятна (семнадцать лет детовзращивания не совсем уж зря прошли). Короче говоря, тернистый путь местного образования расстилается нынче передо мной, и конец его теряется где-то в голубой дымке. У-у-у, как люто хочется туда добраться!

Страшная история [про аборигенов]

Так случилось, безжалостная реальность вломилась в наше семейное минималистическое гнездышко: АС претерпел час мучения школьным assembly, одной из тем которого был печальный жизненный опыт Aunty Pat (рядом с ней на картинке Uncle Lindsay).

Тут такое дело каждый год бывает. Называется  NAIDOC Week (National Aborigines and Islanders Day Observance Committee). Целую неделю пополняют головы детишек полезностями, интересностями и даже сомнительностями из жизни Indigenous people.

Еще...