Последние двадцать дней изрядно штормило. Не-е, не снуружи. (В столице весна красна и всё такое.) Внутри моей тесной черепной коробки. В результете сложилась не уникальная, но довольно редкая ситуация: сама не знаю, чего хочу. Последний раз похожие моральные перегрузки случались при расставании с голдкостчиной. И хотя драматизма в тот раз было гораздо больше, распределение воздействия на площадь всей семьи смягчало давление на отдельных индивидуумов. Нынче  колбасит в основном Таню, хотя, проносимая течением событий мимо, она и цепляется за АС, делая и его жизнь напряженее обычного. На выходных, когда ветер слегка поутих, можно притормозить на перевале: отдышаться, оглянуться назад и пошарить взглядом в будущем.

 

 Дальше картинки вообще никак не соответствуют тексту. В Канберре яростно зелено, цветуще, тепло и мухи ещё не кусают.

Началось с того, что возводимый неподалёку детский сад выбил во мне искру безумной надежды применить полученнные знания на практике. О, как это было бы чудовищно удобно и интересно! От этой чёртовой искры возгорелось нешуточное пламя. Чудом (на самом деле, нехарактерной для меня наглостью и напором) материализовались референсодатели, готовые замолвить словечко за неопытного соискателя.

Два дня неистовой тренировки на детях сделали из меня тетю, способную с более-менее уверенным видом отвечать на пятьдесят типичных вопросов для job interview. Окрылённая внезапно открывшимися талантами бесстыдно расхваливать собственные способности, уже практически положила в карман шкуру неубитой карьеры. Дни томительного ожидания, однако, так и не огласились желанным звонком работодателя. Признаться, какое-то время ушло на восстановление и без того шаткого душевного равновесия (с лекциями и ассайментами-то я уже к тому времени мысленно распрощалась).

Ну что-ж, в конце концов думаю, не судьба заработать, так хоть каникулы проведём на океане. Тем более, я ж такая умница вобщем-то -- не впала в ступор на первом в жизни интервью и заработала ценный опыт. Короче говоря, начала новую жизнь с новым ощущением (кое-чего я таки могу сделать). Так бы всё и устаканилось, да случайная встреча со знакомой многоопытной воспитательницей снова повергла меня в пучину отчаяния. Apparently, даже в не самом лучшем учреждении на вакантное место тут же набегают желающие и занимают его в два счёта. Этак я вообще что-ли без работы останусь? А когда все мои товарки по окончании курса примутся остервенело искать работу, мне что достанется? Не-е-е, я так не игра-а-аю. Сейчас или никогда!

Вот так и получилось, что однажды утром за десять минут (с любезной помощью АС) подредактировав резюме и забросив крючки в несколько новых потенциально рыбных мест, поехала учиться. Я ещё и до места добраться не упела, как первая голодная директриса уже заглотила наживку. И понеслось. Теперь, по прошествии недели, стало очевидно, что не такая уж я и дурочка. И по телефону оказывается говорю уверенно, и на каверзные вопросы рекрутера отвечаю впопад, и у незнакомых младенцев за пару минут доверие вызываю.

Реальной копейки это пока не принесло, но надежду внушает. И самооценку раздувает не на шутку (АС уже даже слегка опасается). С текущими ассесментами, правда, совсем беда: грезя о будущем, сосредоточиться на настоящем трудновато. Но это уже почти ерунда. Теперь, когда я в себя верю, мне море по колено. В теории. А вот если никто по результатам встреч следующей недели так и не захочет вкусить моего трудолюбия, придётся изыскивать новые скрытые резервы организма. И лечиться океаном.

Впрочем, самое неприятное в том, что я уже даже и не знаю, нужна мне эта работа или уж доучиться спокойно? Хочу ли я променять радости студенчества на трудовые будни низкооплачиваемого работника и бессонницу бледного вечерника/заочника? Потому что вожжа мне под хвост попала, возможно, только из желания доказать самой себе, что на рынке труда мои шаткие познания кому-то надобны.