Зарплату за неделю ещё не перечислили, значит, как непроплаченно-независимый эксперт, могу быть объективна.

Два года назад я поставила на childcare. Вобщем-то, опций было не много. А между тем, чем реально хотелось бы заниматься, и тем, о чем позволял мечтать косТный мой язык и коСный мой мозг  -- вообще без вариантов. Тем более, учиться на детомучителя не долго и вакансий по этой специальности не мало (ещё бы, пахать за копейки желающих не так чтобы бесконечно много). Для уверенных в себе можно даже сразу начать работать и учиться одновременно. Короче, на первый взгляд -- проще некуда. Отчасти поэтому, как говорят, в детских учреждениях случайных людей предостаточно. Впрочем, погоду, хочется верить, делают не они, а добрые, обученные, терпеливые, увлечённые и желающие детям самого лучшего. Только у них иногда не хватает рук/времени/сил сделать всё идеально. Особенно очевидно это в нашем случае. Давненько, признаться, я такой детям посвящённой красоты не видела: отлично спланированное purpose-built здание, продуманно чудовищное разнообразие игрушек, в соответствии с последним словом педагогики разработанная философия и практика. Чудесно всё. Если укомплектовать коллектив идейными сотрудниками, которые сделают жизнь сирых-на-полдня детишек сносной. И даже нередко -- приятной.

Я, кстати, ещё далека от совершенства. По совести, первую полноценную работу получила за красивые глазки. АртёмСергеича. На меня, вообще-то, иногда находит. Могу брякнуть не подумав. Вот и в тот раз, без особой задней мысли выразила восхищение побочным консалтинговым бизнесом одной из наших преподавательниц. И предложила свою безвозмездную помощь с картинками для их сайта. Который, кстати, можно, говорю, если хотите, здорово улучшить силами моего благоверного. Из искры возгорелось пламя. В нем чуть не сгорел, не покладая рук строча коды, АртёмСергеич. Сайт вышел годный, и картинки ничё такие, а мне в благодарность перепала шикарная рекомендация от самого прокачанного early-childhood-education-консультанта столицы и перспективы дальнейшего волонтёрства. Так становятся co-educator-ами за неимением иных талантов.

С тех пор, как судьба поставила меня на лыжи практической педагогики, я всё ещё объята чувством нереальности происходящего. Поэтому прошедшую неделю помню урывками. Первый день пролетел безболезненно, благодаря мобилизующему действию адреналина. Второй был жуток (именно тогда один милый ребёнок вдоволь насладился слезами поверженных товарищей и сообщил, какие части тела он собирается мне отрезать). На третий -- шла понурившись, предвкушая новые дерзости, но дитя было в менее ожесточённом духе, так что обошлось. Выживаемость в четвёртый день обеспечила низкая посещаемость (пять даже самых безудерженных детишек -- не настолько драматично). Пятый день --  завершающий аккорд, разноголосием семи орущих младенцев доказавший, что прескулеры -- лучше. С понедельника будут тоддлеры -- взявшие лучшеее от обеих упомянутых выше возрастных групп и помножившие эту смесь на эпическое упрямство. Предвкушаю. И даже готова наслаждаться. Ибо интересно, творчески, живо и нерутинно. По крайней мере, пока так кажется. 

Про то, как мне нравятся теоретические основы местного дошкольного воспитания, я уже восторженно пищала. Один из пяти её ключевых моментов (Secure, respectful and reciprocal relationships; Partnerships with Families; High expectations and equity; Respect for diversity; Ongoing learning and reflective practice) -- профессиональное развитие. Эта часть мне лично особенно приятна. Тренинги как правило организует (или хотя бы оплачивает) работодатель. Сегодня мне свезло. Живой классик делился с жаждущими своими чрезвычайно полезными теориями. На трудах Louise Porter нынче всё прогрессивное австралийское воспитание зиждется. Приобщились, в общем.

Короче говоря, всё это пока выглядит очень занимательно. Хотя, утраченных каникул всё-таки жаль.