Местечко это расположено на крайнем севере NSW, неподалёку от Point Danger. Эти два географических пункта оспаривают друг у друга право считаться тем самым Мысом Опасности, который открыл Кук в 1770 году. Как человек, весьма далёкий от географии и голосующий сердцем, рискну в этом споре принять сторону теперешнего Point Danger, ибо он более величественный и внушительный, чем Fingal.

Тем не менее, и Fingal -- место вполне живописное.

Относительная уединённость (Danger-то расположен в городской черте Tweed Heads) только добавляет ему привлекательности в глазах "нелюбителей человеческих скоплений". (Не то чтоб народу здесь совсем не было, но и не толпы). Да и жизнь тут не роскошная. Прямо скажем, деревенская. Досуг можно проводить прямо у дороги.

Маяк, расположенный на мысу, небольшой (теперь и реконструированный в сторону уменьшения). Но и не без некоторой  эстетической ценности.

Не перестаю удивляться, как трепетно относятся к местной истории соответствующие организации. Расставить таблички с пояснениями и фотографиями о недавних, в принципе-то, событиях труд не великий, но как такая мелочь влияет на восприятие. К слову, большая часть таких исторических табличек не патетична, а полна житейских и бытовых подробностей. Например,  путешествуя по тропе в одном из национальных парков, можно проникнуться тяготами жизни первых пионеров.  Колодец Бена (история погибшего от болезни погонщика скота); кладбище первопроходцев и их детишек; шахта, разорившая двух братьев. Эти и многие другие кусочки из жизни конкретных людей, будят личное отношение, человеческое соучастие. Может, это только у нас просыпается уважение к этой стране, а следом, возможно, и любовь. [Подозреваю, что желание адаптироваться в незнакомых, неродных условиях подсознательно требует поиска корней. Хочется приобщиться, привиться веточкой к большому дереву Австралии, а не жить как перекати-поле.] А может это политика государства такая. Что бы жители как к дому относились к стране. Не от этого ли тут чисто и ухоженно даже в общественных местах.

За невзрачным, по сути, зданием открывается историческая глубина (по местным меркам), складывается уважительное отношение к людям, жизнь здесь прожившим и обустроившим эти места. Смотрителем маяка долгое время был один человек, живший с женой и 11 детьми в маленьком домике на вершине холма.

Скалы вулканического происхождения выглядят странновато. То ли соты, то ли стержни.

Это сюда, видимо, докатились-доползли продукты жизнедеятельности того самого вулкана Tweed, остатки стен которого составляют ныне самую большую кальдеру в Южном полушарии (а Mt Warning, замеченная Куком -- остатки его жерла). Метрах в 500 от берега красуется скалистый необитаемый островок. Первоначально его называли Черепашим (из-за обнаруженных там первооткрывателями морских черепах). Теперь это остров Кука и там -- морской заповедник.

Наверно, с мыса можно наблюдать и китов, но мы заметили только дельфинов, да и то еле видных. Те, кто в курсе красоты здешних мест, приезжают подготовленными (со стульчиками)

и не очень.

А вот местные жутко живописные детишки. Мне бы такое детство босоногое-голопузое.

И ведь не беспокоятся же родители, отпуская малолетних своих четырёх сыновей (зуб даю, это мальчишки, несмотря на длину волос) на такое весьма опасное дело, как скальная рыбалка. Какие-то океанские маугли.

Тут, кстати, и акулы бывают. Не далее, как в 2009 году, одного сёрфера чуть не съели. Люди с менее крепкой нервной системой просто любуются океаном.

А мы, похоже, пропустили что-то поинтереснее.

Может, в следующий раз? Это ж недалеко. И симпатично.