Предчувствуя долгое (или не долгое, кто знает?) расставание, в надежде продлить краткие часы свидания с полюбившейся Канберрой, устремились мы с утра пораньше третьего дня путешествия на Mount Ainslie… Да ладно, кого я обманываю, причина гораздо циничнее: с вечера там было не протолкнуться от туристов. Эгоистам в таких условиях кусок натурального или рукотворного пейзажа в горло не лезет. Пришлось опять будить АС ни свет ни заря и сонного волочить на высоту 843 метра.


Когда он окончательно проснулся от бодрящего морозца, не признать, что моя настойчивость — полезная штука, стало практически не возможно. На голдкостчине, конечно, тоже можно с холмов на город глянуть, но наша деревня, что скрывать, не столь живописная, хотя и побольше будет.

Тем временем голодные/сирые детишки принялись жалостливо плакать в телефон и молить о возвращении родителей. Скудный завтрак, титанические усилия по сбору багажа и напряжённая ориентировка на местности позволили в конце концов сказать Канберре дружное «до свидания» и взять курс на Куму ( Cooma).

Земли NSW в этих местах представляют собой гораздо более печальное зрелище. Растительность скудная. Пейзажи унылые.

Чем выше, тем однообразней. Хотя сама Кума, на взгляд любителя провинциальной жизни, довольно симпатичная.

Не исключено, впрочем, что приятное впечатление могло сформироваться благодаря ланчу, съеденному на вершине местного холма (внутренняя сытость и довольство, как ни крути, меняет картину мира).

Так или иначе, этот городок показал себя с лучшей стороны. И даже не без элемента духовности. Каково это, встретить типичную русскую монахиню, делающую покупки в таком отдалённом от Родины Колсе? Я было сначала даже засомневалась в чёткости своего зрения, очень уж неожиданное, на первый взгляд, место для духовных подвигов. «А ларчик просто открывался». Суровая местная природа весьма соответствует «Orthodox traditional monastic spiritual way of life» (цитата с официальной страницы Holy Transfiguration Monastery, расположенного неподалёку от Кумы).

Снеговиков, расставленных чуть не на каждой крыше города, я тоже попервости воспринимала как не соответствующие местным иссушенным степям фигуры. 800 метров над уровнем моря, думала, ещё не причина, да и два дня назад лето было (градусов тридцать, не меньше), а они тут такое понаставили. Дичь какая-то. Списала, наивная дурочка, на специфическое австралийское чувство юмора.

Однако, в Куму мы ещё собирались вернуться ночевать (на такую компанию найти бюджетное место для сна — задача не лёгкая, поэтому некоторые витиеватости маршрута неизбежны). В этой крыше континента есть кое-что поинтереснее. Оно уже виднеется. Когда девочки заметили этот почти мираж, завизжали свинками.

Признаться, это было неожиданно. Ну там пара комочков грязного снега в тенистых уголках, к этому я подготовилась (шапки/куртки/свитера в ассортименте), но чтоб такое — это внезапно (надо бы в следующий раз внимательнее источники информации штудировать). После Квинсленда трудно поверить, что где-то бывает холодно. Собственно, местные жители, кому я по возвращении про эти сугробы рассказывала, тоже большие глаза делали. Да и на границе национального парка почти ничего не намекало на последующие приклю/му-чения.