Теннент привлёк моё внимание уже на второй день постоянной жизни в столице. Даже не сама гора, признаться (чего-чего, а уж возвышенностей вокруг Канберры достаточно), а странный шрам на её склоне.

Впрочем, и когда история его происхождения прояснилась (в начале 2012 года случился оползень), привлекательность Теннента не ослабела. С тех пор каждый раз на пути в Намаджи мы с завистью смотрели на машины, припаркованные у начала тропы к его вершине, и надеялись, что однажды и мы сделаем это. (ЧуднО, но самого захватывающего и многообещающего я об этой горе не знала.)

Само собой, этот день пришёл.  Александра оставляет свой автограф в специальной книжице на случай, если мы переломаем ноги или заблудимся в трёх эвкалиптах. На самом деле, здесь же начинается (или заканчивается, смотря с какой стороны посмотреть) Australian Alps Walking Track, и те, кто выберут для себя этот тернистый путь, реально могут потеряться.

Не претендуя на роль знатного бушволкера, признаю, это не было легко.

Паша даже начал бухтеть, что мы слишком медленно ползём и слишком часто останавливаемся. Ага, это правда. А вы вот попробуйте заставить эту наглую и рыжую двигаться побыстрее.

Опять же, вокруг столько визуально- и игрально- привлекательного. Тяжёлое австралийское детство -- каменные горки.

Ну как, право слово, не остановиться? Дыхание ж перехватывает. От крутости подъёма.

В сторону города особо, правда, не полюбуешься. Против солнца-то.

К тому же и АС негодуе. С чего бы это?

Маша тоже удивляется. Мы же такие дУшки все.

Короче говоря, к исходу четвёртого часа мы таки достигли макушки Теннента.

Следующая картинка сделана минуты за две до чудовищного происшествия. В напряжённых лицах читается какая-то мрачная предопределённость.

Вот в тот самый момент, когда я пыталась отразить на матрице надвигающуюся непогоду, Аксинья и заметила осу, имеющую виды на её сэндвич. Её, осу, вполне можно понять: она ж изголодалась. Не так уж много народу забредают на вершину Теннента с такой вкусняшкой. Нормальные-то люди сюда бегом взбираются, им же перекус не нужен.

Неудивительно, что после печального открытия того факта, что насекомые могут выживать и даже активно атаковать жертву на высоте 1380 метров, пикник пришлось срочно свернуть и мчаться на всех парах вниз, в укрытие. Я даже не уверена, что детишки и АС смогли насладится долгожданным моментом. Или там глянуть с высоты на Naas Valley.

Хотя, возможно отпрыскам таки придётся повторить этот путь. Резон, полагаю, весьма значителен. Несколько сотен тысяч долларов на кону, как-никак. Я, например, намерена рано или поздно примкнуть к группе искателей сокровищ на склонах Теннента. Allen Mawer, местный краевед, весьма улекательно поведал эту историю.

 

Вкратце, дело было так.

John Tennant (именуя гору, фамилию слегка переврали), тридцатилетний уроженец Белфаста, прибыл в Сидней в 1824 году. Пожизненно (за кражу со взломом). Несмотря на преступное прошлое, мужчина он был рукастый, так что не удивительно, что Joshua John Moore выбрал его для работ по разработке своего участка на территории будущей столицы Австралии, которое было первым поселением европейцев в этих местах и называлось, не больше не меньше, Canberry или Canberra. Но уже через год неугомонный Теннент украл у Мура 6 фунтов и был сослан на работы по строительству дорог (в кандалах, между прочим). Джону это, похоже, совсем не понравилось, и вместе с товарищем по несчастью они подались в бега в 1826 году.

Сколотив небольшую банду и используя как убежище лесистые склоны горы Currie (она же Tharwa, она же в будущем Mt Tennent), разбойники стали наводить ужас на округу.

Впрочем, есть мнение, что Теннент был не особенно жесток, зря не убивал и грабил только в случае особенной нужды.

Зверствовал (или не очень) Теннент недолго. Мало того, что в 1827 году он ограбил хижину Джеймса Эйнсли (James Ainslie), который присматривал за хозяйством Кемпбелла (он упоминался по ходу рассказа о Collier Homestead), так он к тому же попытался навредить Муру. Хотел, понимаешь, поджечь на его территории хижину вместе с находившимся там по долгу службы Mr. Cowan-ом. Тем самым Теннент чрезвычайно разозлил горячего Эйнсли. (Говорят, будучи ранен в битве при Ватерлоо, шотландец имел впоследствии некоторые особенности характера.) Так вот, наутро, узнав о случившимся, Эйнсли решил наконец изловить нахала. Набрал команду и бросился в погоню. Ввскоре преследователи обнаружили лагерь разбойников. Пока остальные разрабатывали план атаки, нетерпеливый Эйнсли пробрался в палатку спящего Теннента и приставил оружие к его груди. Услышав шум заварушки, доносившийся со стороны лагеря, товарищи Эйнсли открыли огонь и, чудом не пристрелив своего предводителя, таки задержали bushranger-ов. Таким образом в январе 1828 года Теннент был обезврежен и впоследствии приговорён к семи годам заключения, которые провёл, после нескольких неудачных побегов, на Norfolk Island. Видимо, жить и трудиться на этом острове было совсем не сладко, так как через год после возвращения в Сидней, Тенннт, не старый ещё в принципе мужчина, умер в больнице. А потомкам осталась надежда отыскать на горе Теннент его убежище, в котором, как предполагается, до сих пор спрятано награбленное. В том числе два дырявых доллара, украденные в числе прочего у Эйнсли. А стоят эти чрезвычайно редкие по нынешним временам монеты бешеных денег. Так что стоит попытать счастья. А если в этом не повезёт, точно будет красиво.