На прошлой неделе, лишенные компании АС (прикованного к постели приступом... ну, скаже-е-ем... лени), на полный отрыв от городской реальности не решились. Потому, в бушволкинг играли поблизости от дома. За полчаса дошлёпали до ближайшей возвышенности (Mt Wanniassa, 890 м) и притворились, что этот суррогат тоже неплох. Как ни странно, вошли во вкус. И, как обычно, поплёвывая с вершины, приглядели себе цель на будущее. Та, которая лохматая -- Mt Rob Roy (1094 м). Сказано -- сделано. И не без приятной неожиданности.

Bush capital -- домашнее, уменьшительно-ласкательное имя столицы. Признаться, лесистость -- одна из тех чудных ямочек на щеках этого города, за которые я его люблюнемогу. Четверть автомобильного часа от дома -- и ты в почти диком лесу, где внезапно встречаешь эту колючую, но чрезвычайно застенчивую дичь (я имею в виду комочек посередине картинки).

Стеснительность ехидной морды растянулась на десять минут. Терпение натуралистов было вознаграждено.

К несчастью, один из наших потомков, похоже, полюбил носатую тварь со всей пылкостью своей души. Разлука испортила Аксинье настроение. Иначе чем можно объяснить психологическую (временами переходящую в физическую) тяжесть дальнейшего передвижения? В принципе, это заметно по выражению конопатой физиономии. Удовлетворения от достигнутой цели -- не читается.

Ну, ничего, нам не привыкать. Утешились созерцанием.

Без полезных знаний тоже не остались. С попавшейся на пути горушки Big Monks (916 м, триангуляционный знак в правом углу) можно на практике ознакомится с азами столичной георафии

.

Самый южный район столицы -- Banks -- сошёлся клином на следующей картинке.

Забавно, что несмотря на скудную (по сравнению с другими столицами) популяцию, Канберра довольно обширна по площади. С южного её конца с трудом можно разглядеть даже середину (субтильная Telstra Tower -- на горизонте).

С Big Monks-а, кстати, можно ещё и на дельтаплане потетать (поникший сачок для ветра -- тому доказательство). Для дочери инструктора -- грешно не полюбоваться при случае.

На Rob Roy  в будущем, конечно, возвращаться особого смысла нет (с него, лесистого, всё равно ничего не видно), а Monks, скромно виднеющийся на заднем плане, что-нибудь-да-обещающее открытие.