Даже и не знаю, радоваться или печалится от мысли, что Павел Артёмович полюбил процесс покорения местных горных вершин. Вроде как -- об этом и мечтали, каждый раз почти волоком волоча детину на природу. В то же время, радость hiking-а он делит не с нами (оно и понятно -- нашими темпами особо далеко/высоко не утопаешь). К тому же, а ну как с присущим юности максимализмом соберётся на Эверест, чем безусловно добавит матери ещё клок седых волос? Ладно, будем утешаться тем, что это таки лучше ночных баров. Ну и практическая польза "уютненькому" -- налицо: за одну субботу можно будет при случае взглянуть на два разных симпатичных места. Вот сегодня, например. Наши шесть пар ботинок попирали берег Murrumbidgee, а тридцатью километрами юго-западнее и 1300-ю метрами выше Полли сотоварищи бороздил снега на Mt Gingera (1857 м).

В горах -- ещё почти зима.

Чем ниже, тем теплее. Временами даже жарко. Жаль, аромат неистово цветущей мимозы -- пикселями не передать, хоть убейся.

В месте слияния с Tuggeranong Creek Murrumbidgee -- ленивая.

Вожделенные красные скалы, не дававшие мне покоя всю неделю (неудовлетворёность прошлой субботы) уже виднеются.

Удачно обрывы покрасили, как ни крути. И каменья накидали чудовищно гармонично, я считаю.

В сторону противоположную течению -- совсем не так дерзко выглядит. Скорее, сдержано сурово.

Да-а, уму непостижимо, как это в такой близости от города (от силы км 5) сохранилось такое нетронутое вандализмом и безлюдное ущелье. Очарованным странником остаться там навсегда -- вообще не вопрос. Ассесменты, немытая посуда, пыльные полы -- убийцы наслаждения. Несмотря на заманчивость тропинки, домой идётся категорически против силы.

Впрочем, тише, Танечка, не плачь. Шесть дней пролетят -- не заметишь. И будет тебе новая долина/теснина/вершина. Это Канберра, детка, тут прекрасное рядом.