Чередуя тьму и свет,
Время все на свете рушит,
Жизнь изнашивает души, -
А реке износу нет.

А. Дов

Несмотря на свой почти чисто символический размер, Tharwa -- место исторически значимое (по меркам столичной территории). Как-никак, старейшее официальное поселение АСТ (1862). Теперь это всего лишь штук двадцать дворов, расположенных у подножья Теннента (Mt Tennent), аборигенским именем которого и названа деревня. Впрочем, один исконный местный краевед говорит, что поселенцы слегка переделали на свой манер аборигенское слово. На самом деле, говорит, это Darwa (в переводе -- "a transition for ceremony"). Аборигенские племена вообще неплохо здесь устроились на перепутье больших дорог того времени. Именно через земли Ngunnawal People соседи ходили за мотыльками (Bogong Moths) и по другим своим сакральным делам в Альпы.

Murrumbidgee River, кстати, на их языке значит "pathway for bosses". В прежние времена она была пополноводнее, а теперь здесь приходиться сооружать запруды, дабы местным крупным рыбкам было где разгуляться.

Первым поселенцам, обустроившимся на правом (ближе к городу) берегу Murrumbidgee, перебраться через бурную тогда реку было непросто. Даже если земли Isabella Plains и были сочные, за рекой трава, наверное, казалась зеленее (тем более, в те годы была засуха). Тут то им и посодействовал словом и делом местный аборигенский вождь Onyong (иногда Hong Hong или Hong Kong): в 1827-8 гг помог Гарретту Коттеру (Garrett Cotter) переправить стада на другую сторону. (Про Коттера надо бы в другой раз, история-то интересная.) Сам то Onyong был парень хоть куда.

Как рассказывали в старинной газете, "аt the foot of Black Mountain, north of the Molonglo River, was the Kgamburry’s favorite coroboree ground. John Blundell saw many of them. Here a clear open space under a tree would be selected. Old King Hongkong sat in state watching the enjoyment of his people, what time a couple of wives plied him with choice morsels of duck and goanna. A big active man, he carried himself as born to the purple. A bodyguard of eight or ten warriors stood behind him, each with a spear handy in case of accident." (

Источник.) У него, между прочим и знак отличия имелся. Такие статусные украшения колониальные власти выдавали местным царькам.

А Onyong-а я, кстати, неспроста вспомнила. Дорожка, идущая вниз по течению от моста носит его имя, потому что где-то на прибрежном холме его и похоронили в 1862 году. Характерно, что погубили вождя не белые захватчики, как логично было бы предположить, а свой же почти соплеменник -- вождь соседнего племени Jimmy the Rover. Драка, продолжавшаяся целый час, закончилась, похоже, поражением Onyong-а и он, тяжело раненый, укрылся в Cuppacumbalong (поместье неподалёку), где вскоре и умер. Соплеменники так сильно его почитали, что после его смерти некоторые кусочки его тела (практически, как мощи) раздали женщинам племени "who stowed the treasure away in the net bags they always carried around their shoulders". (Источник.) Вот это я понимаю, народная любовь.

К сожалению, не все прониклись величием вождя. Как писал в своих воспоминниях James Wright, "a number of years later a man named Smithie dug up the skull and with questionable taste had it made into a sugar bowl, which I actually saw in use on his table".(Источник.) Так что, думаю, бессмысленно в наши дни пытаться отыскать точное место захоронения Onyong-а. Довольно и того, что стоя на берегу Murrumbidgee River и любуясь издалека на Tharwa Bridge, вы будете лопатками ощущать могильный холодок, струящийся с холма за вашей спиной.

PS Для любителей картинок/аборигенов ещё немного: Onyong - the "Last of the wild blacks"

С другой стороны от моста (вверх по течению) история тоже была не очень весёлая. Хотя берега, засаженные золотыми по осени тополями, и выглядят довольно умиротворяюще.

Примерно такую картинку могли наблюдать, попивая чай на веранде, владельцы Cuppacumbalong Homestead-а -- члены семьи De Salis.

Первым из этого рода на австралийскую землю ступил в 1840 году 24-летний Леопольд.

Несмотря на красивую фамилию и папу-графа, титула ему не досталось (четвёртый сын), так что в Европе молодому человеку, похоже, ничего особенно не светило. В Австралии занялся разведением скота и преуспел. В 1840 г. женился на Charlotte MacDonald.

Нарожали пятерых детишек. В 1855 прикупили земли на берегу Murrumbidgee --  Cuppacumbalong.

Земли у De Salis-а было много (не только в NSW, но и в QLD), но засуха и кризис конца 19 века в конце концов доконали его империю. К счастью, в 1882 г. Нине и Вильяму на свадьбу папа Леопольд подарил кусочек земли поблизости от Cuppacumbalong Homestead, так что когда угнетаемый долгами (миллионов 10 на наши деньги), старик Де Салис вынужден был продать имение, в 1894 году все домочадцы перебрались к гостеприимному Фарреру (а их, на минуточку, было не мало: "At this time there was William and Nina, Leopold De Salis, George and Mary De Salis and their seven children and Henry and Charlotte De Salis and their five children lived there" (Источник.) Уже за одно это Вильяма можно было бы изобразить на денежных знаках. А он, к тому же, и что-то полезное для выведения шикарной пшеницы сделал.

Но вернёмся в те времена, когда семейство Де Салисов безбедно проживало в Cuppacumbalong Homestead. Впрочем, не так уж и безбедно. В 1876 г. умер тридцатилетний Родольф, и семья решила похоронить его на высоком берегу реки, где он любил бывать. К несчастью, земля в том месте была чудовищно твёрдой. Джордж, брат Родольфа, написал в своём дневнике:  "Johnny Noone and helper commenced the grave at 11 o'clock and worked until dark. They despair of ever getting it deep enough... Dyball and Harris help and by 2 o'clock in the morning it is 4 feet deep. The last 3 feet were through solid decomposed granite and the men had to work with a will to get it done - every blow of the pick struck fire". Вобщем, намучились. Устраивать кладбище ближе к воде тоже не было бы оптимальным решением, наводнения уже потревожили прах трёх предыдущих покойников. Так что, когда в 1878 г. скончалась Шарлотта, к решению проблемы подошли творчески: instead of digging down, they raised the cemetery up (Источник).  В течении нескольких месяцев насыпали овальный холм; землю приносили снизу, с реки, а камни на лошадях доставляли с Теннента. Теперь крошечное (всего 16 захоронений: 6 членов семьи и 10 работников), но уникальное кладбище возвышается над землёй метра на полтора. От дома сюда среди цветов и деревьев вела аллея.

Вокруг памятника Де Салисам возведена ещё одна каменная стена.

Чуть в стороне покоятся сестра Шарлотты с мужем.

Странно видеть, что совсем рядом с кладбищем жизнь продолжается.

Бывшая территория Cuppacumbalong Homestead занята не только обычными жилыми постройками, но и accommodation in an impressive 1910 Californian bungalow for your exclusive use; ideal for groups of up to 14 people. Не дёшево, наверное, но выглядит симпатично.
Вот такая история. А Murrumbidgee River, хоть обмелела, всё течёт. И реке износа нет.