Мои дети орут, а я песню пою

Если задаться целью исходить вверх-вниз весь Kosciuszko National Park, нам потребуется лет десять-пятнадцать. При теперешней скорости. Больше, чем одни каникулы в год на Альпы не пожертвуешь (вокруг Канберры всё тако-о-ое интересное). И больше, чем на три трека подряд детей и палкой не загонишь. Так что, дело двигается медленно. Зато удовольствие растягивается отсюда и почти до бесконечности. Таки впереди еще десятка четыре с лишним нетоптанных нашим необузданным табунчиком дорог.

Обычно энергии-то в детях хоть отбавляй. На первых пяти метрах.

Потом включаются старые песни о главном -- когда уже этот ваш гадский трек кончится? А он, похоже, бесконечен.

Посиделки/полежалки помогают, но не эффективно. Особенно, если дождь.

Или там с вершинки холма вместо обещанной Виктории (которая штат) ни фига не видно. За таким туманом только чудаки гоняются.

На 360°одна унылость и деревянная мертвечина.

В таких условиях единственное ярке пятно -- нахально-радостная физиономия недоделанного фотобомбера.

Остальные предельно отсырели и попутно впитали господствующий в природе дух тлена и безысходности. Даже несмотря на индивидуальный сухой паёк. (В этот раз моя щедрость была настолько безумной, что сЫночка называл наши восползания гастрономическим туризмом.)

Если неосторожно войти в резонанс с пейзажем, можно и самоубиться.

Тем более, названия как бы намекают. Dead Horse Gap, например.

Приходится прибегать к традиционным бодрящим массовым акциям. Помниться, лет десять назад, с непривычки залихватски гордясь многодетностью, любила рассадить отпрысков на лестницах в соответствии с их возрастом. (В результате, особо чувствительный к насилию Павлик, признаться, даже чувствовал идиосинкразию к ступенькам.) С тех пор паспортные данные чад смешались в кучу, так что в логичном расположении тел смысла уже нет. Только сдвигаю покомпактнее, чтоб в кадр влезли. К тому же, так теплее.

В принципе, иногда бывает и весело. Если солнечно и/или недалеко.

Тьфу ты, самого главного-то и не видно. Прогоняем всех из кадра и светопишем ещё раз. Ещё много, много раз. Пока не получится хоть что-то.

Бывает, детишкам особенно везёт.

И мне тоже. Если не затопчут в экстазе снежкобоя.

Мальчикам снега не надо. Они беседуют о вечном. Квантовых компьютерах или там гаплогруппах. (Между прочим, если верить АС, а я ему уже лет двадцать как склонна верить, буряты, к которым я себя не без гордости отношу, близкие родственники австралийских аборигенов. А я-то думала, что это мне тут так уютно?)

Впрочем, мне, бабе, такое не понять. Моё дело -- фоточки.

Шершавое позади гладкого, бывшая гора Косцюшко, кстати. [Various measurements of the peak originally called Kosciuszko showed it to be slightly lower than its neighbour, Mount Townsend. The names of the mountains were swapped by the New South Wales Lands Department, so that Mount Kosciuszko remains the name of the highest peak of Australia, and Mount Townsend ranks as second (Wiki).]

Но на такое монументальное мы пока и не замахиваемся. Наш любимый размер слева -- Mt Stillwell (2040m above sea level, the ninth highest mountain in Australia.)

Дерзновенно не выглядит. Зато и жертвоприношений особых не требует.

Бродить вокруг, цепляя штанами колючки, тем не менее слегка утомительно. Требуются краткие остановки. На вздремнуть.

Может, Маша мечтает о сверхскоростном спуске? Но не судьба. Чай, не зима. Даже если снег изредка и встречается.

Ну, до машины дотопать в конце концов можно. Хоть и в помятом виде.

И на всех парах вниз, к озеру, камину и маджонгу. В возвращении всегда са-а-амый большой цимес.