От Джиндабайна (Jindabyne, NSW) до столицы можно добраться часа за два. Какие-то жалкие 200 км. Но в пятый раз это скучно. Четыре сотни -- гораздо увлекательнее. Пять часов scenic drive.

Первый кусок в 85 км знаком ещё с прошлого года. Будний день помешал помузейничать в Adaminaby. Well, probably next time.

Дальше пошли земли неизведанные. И довольно мрачные в своей суровости.

Хотелось бы оживить тоскливые пустоши и полумёртвые леса неистовым конским ржанием. Но не судьба. Brumbies на глаза/под колёса не попались. Может по оврагам отлёживаются? Погода-то так себе.

Северная часть Kosciuszko NP, кусочком своей восточной границы подпирающая Намаджи, богата маршрутами. И все такие вкусные. История тоже в ассортименте. Ждёт момента впечатлить. Пока только мимоходом.

Eucumbene River не под силу радикально преобразить окружающие пейзажи.

Тундра какая-то. Впрочем, что-то в этом есть. Рай для мизантропов, например.

Но так было не всегда. В лучшие времена тут жили тысяч пятнадцать отчаянных золотоискателей.

Золото в этих местах нашли в 1859. Так что народу сразу набежало много, посёлок (Kiandra) рос как на дрожжах.

 

It was Australia's only snowbound gold mining village, уверяют краеведы. Оторванность от цивилизации, зимнее безделье, горы снега -- наваристый первичный бульон для зарождения австралийского лыжного спорта. Изящный костюм, похоже, был неотъемлемой частью лыжных гонок.

На санках кататься -- не детская забава, это для суровых старателей.

И их прекрасных дам.


К несчастью для золотоискателей, здешние жилы не были особо роскошными. К 1905 году всё выработали. Пробовали добывать медь, но и её надолго не хватило. В 1974 году последний житель оставил Киандру, и территория отошла национальному парку. Почти все постройки снесли, и остались от посёлка всего четыре домика, кладбище и кое-какое оборудование. Киандре повзло меньше, чем Балларату. Courthouse разве что недавно отремонтировали.

Почти как в лучшие годы. (Источник всех старинных картинок.)

Я б там побродила, несмотря на мокрые завывания ветра. Но АС воспротивился. Его как гнома (а чё, бородат же) с неистовой силой тянуло под землю. Вдоль скалистых/лесистых берегов Yarrangobilly River ещё в 1834 году первопоселенцы отыскали несколько заманчивых входов (Yarrangobilly Caves).

Чудненько тут рейнджеры национального парка устроились. Даже парковка живописная.

Тем более осенью.

Вдоль шершавых стен коротенькая дорожка, если, конечно, не спрыгивать вниз, к реке,

приведёт прямо к Glory Arch.

Впрочем, не для всех из нас глубокие и тёмные норы были таким же предметом вожделения, как для АС.

От меня, например, заботливые потомки скрыли жизненно важную информацию о природе происхождения этой дырки в потолке.

Тем не менее, даже и не полностью просвещённым, кое-кому пришлось почти все 500 метров нести сердце в пятках.

Сталактиты/сталагмиты они везде по большому счёту одинаковые. По мне так лучшая часть South Glory -- независимость посетителей.

Никто тебя за руку не тянет и в ухо не жужжит.

Заплатил и хоть целый день там сиди  -- дыши известковой древностью (этим камням 400 млн лет, кстати).

Если кому-то так здесь понравится, что за уши не оттащить, можно остаться жить или даже свадьбу сыграть в уютненьком домике.

К счастью, мы с АС уже того, лет двадцать как отмучились. Так что, не дождавшись экскурсии в другие пещеры, покороче, и не погрев старые кости в термальном бассейне, повернули мы восвояси. Ну ничего, этот гештальт непременно потом закроем. В этих горах ещё много сокровищ запрятано.